НАВЕРНОЕ, МОЯ КОЛЛЕКЦИЯ МАРОК, посвященных хоккею, пока­жется строгому филателисту несерь­езной. Но мне эти марки дороги по­тому, что за каждой из них — чемпи­онат мира, единственный, неповтори­мый, ничуть не похожий ни на какой другой, работа на этом чемпионате, репортажи с турнира, интереснейшие встречи и беседы...

Вот югославская марка. Вратарь в боевой стойке. Хоккей-1966, Любля­на. И я вспоминаю столицу Словении, вспоминаю ледовый дворец «Хала Тиволи». Там наши мастера стали победителями в четвертый раз под­ряд. Там впервые появилась тройка, которая многие годы украшала сбор­ную страны: Владимир Викулов— Виктор Полупанов — Анатолий Фирсов.

Спецгашение напоминает о времени турнира —8 марта  1966 года.

После этого чемпионата у нас бы­ла выпущена марка, которая до сих пор кажется мне наиболее удачной из всех, что посвящены самой дина­мичной игре XX века. Клюшка с че­тырьмя крылышками (символ Люблянского чемпионата) и такого же цвета шайба, на которой четыре да­ты — 1963, 1964, 1965, 1966. Даты че­тырех побед сборной СССР на катках Стокгольма, Инсбрука, Тампере и Любляны.

Я вырезал из листа четыре угловые марки, и на белых полях расписа­лись герои ледовых сражений, при­несшие заслуженную славу отечест­венному спорту. Их немного осталось в строю — ушли из хоккея один за другим великолепнейшие мастера, имена которых гремели на многих стадионах мира, ушли Константин Локтев и Вениамин Александров, Виктор Якушев и Александр Альметов, Эдуард Иванов и Олег Зайцев, Владимир Брежнев и Анатолий Ио­нов, и мне приятно, что автографы этих звезд остались на марках, по­священных их победам.

Год спустя на марке сделана была надпечатка — на крюке клюшки поя­вилась надпись «Вена-1967».

Венский «Штадтхалле». Напряжен­ная, полная глубочайшего внутренне­го драматизма дуэль сборных СССР и Канады. Страна кленового листа послала  тогда  в  Европу  превосходную команду, усиленную двумя экспрофессионалами, один из которых, Карл Бревер, входил в «Олл старз»— символическую сборную лучших про­фессиональных хоккеистов Канады.

Разве можно забыть тот турнир? И убедительную победу нашей сбор­ной. И самый странный гол года — помните, Анатолии Фирсов, не глядя, отшвырнул шайбу в сторону ворот канадцев и их голкипер Мартии, ве­ликий, несравненный Сет Мартин со­вершил непростительную ошибку: про­махнулся и не поймал шайбу, кото­рая летела от центра площадки.

Тогда об аккредитованных журна­листах, увлекающихся марками, не забыли и устроители турнира: они подарили нам специальный филатели­стический сувенир - снова вратарь парировал бросок шайбы, снова было спецгашение: пять клюшек и шайба -эмблема Венского чемпионата.

Это был последний предолимпий­ский турнир. Следующей зимой хок­кеисты встретились в Альпах, в Гре­нобле, на X Белой Олимпиаде.

На этот раз марок, посвященных хоккею, было немало. И французская; и монгольская, и польская, и марка ГДР, и наша, и марки арабских кня­жеств, и множество других.

Кстати, марки с изображением фигурки хоккеиста появились и на Аф­риканском континенте. В частности, у меня есть марка Того.

Наша спортивная делегация везла с собой в Гренобль оригинальные «визитные карточки» с марками, по­священными различным зимним олим­пийским видам спорта. Была такая карточка и у хоккеистов. Пятнадцать строк на французском языке об успе­хах советского хоккея и марка.

Наши мастера завоевали в Греноб­ле «все золото мира», и я попросил олимпийских чемпионов расписаться на их коллективной визитной карточ­ке.

Вместе с нашей командой я побы­вал и на следующих трех чемпиона­тах: дважды, в 1969 и 1970 годах, они проводились в Стокгольме, а ми­нувшей весной— в Швейцарии, в Берне и Женеве.

В Швейцарии марку к чемпионату не выпустили. В Берне было органи­зовано спецгашение, но гасили при этом марку, выпущенную к соревно­ваниям... фигуристов.

Нашим филателистам в этом отно­шении повезло — к каждому чемпио­нату выходит специальная марка или делается надпечатка на марке преды­дущего выпуска. Так было не толь­ко в 1967 году, но и раньше. На мар­ке 1962 года, вышедшей в связи с 1-й зимней Спартакиадой народов СССР, после стокгольмского успеха 1963 года, которым началась девятисерийная лента побед наших мастеров, была сделана надпечатка: «Со­ветские хоккеисты — чемпионы мира и Европы. Стокгольм. 1963 г.».

Затем появилась специальная мар­ка, посвященная этой победе, а спус­тя два сезона и на ней, вслед за словами «Советские хоккеисты — чем­пионы мира и Европы» была сделана надпечатка— «Тампере 1965 г.».

Кстати напомню, что к XXIII пер­венству мира по хоккею, которое про­водилось в Москве четырнадцать лет назад, была выпущена серия из трех марок.

И наконец, последняя надпечатка была сделана в прошлом году: на шестикопеечной марке появились строки, которые не могли не радовать каждого поклонника нашей команды: «Советские хоккеисты — десятикрат­ные чемпионы  мира».

Но если устроители последних хок­кейных чемпионатов не слишком ре­гулярно выпускали марки, приуро­ченные к этому событию, то в значи­тельно более выигрышном положении были коллекционеры значков.

И последний, с символом турнира, проходившего на бернском катке «Альменд» и на женевском «Вернэ», кажется весьма удачным: шайба с меридианами и параллелями земного шара и красным крестом Швейцар­ской конфедерации. 

«От Стокгольма до Женевы» О. Спасский. «Филателия СССР». 1971. №7.

© 2020 КЛУБ СПОРТИВНОГО КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЯ

^ Наверх