Громким филателистическим эхом отозвался 1972 год, который был на­сыпки интереснейшими спортивными событиями. Оставить их в памяти лю­дей помогли не только почтовые миниатюры, блоки, конверты, но и спе­циальные календарные, памятные и первого дня штемпеля.

Со многими из них коллекционеры уже знакомы; поэтому в статье пойдет речь о тех гашениях, которые, на взгляд автора, обладают большой познавательной ценностью, дополня­ют сведения, содержащиеся на мар­ках, или являются самостоятельными источниками информации, оригинальны по своему художественно-графиче­скому исполнению.

Разговор о крупнейших спортивных событиях, бесспорно, следует начать с Олимпийских игр.

Как известно, торжественной цере­монии открытия игр предшествовала эстафета олимпийского огня, маршрут которой был отмечен рядом интерес­ных гашений. 

Прибыв из Греции в Токио, олим­пийский огонь отправился в долину Макоманаи двумя путями — по Ти­хоокеанскому побережью и по берегу Японского моря.

19 января эстафеты бегунов доста­вили его в северный порт острова Хонсю-Аомори, где было организова­но памятное гашение.

На следующий день был учрежден штемпель, который зафиксировал при­бытие олимпийского огня в город Ха­кодате (факел пересек Сангарский пролив на пароме) и начало последне­го этапа эстафеты.

За несколько дней до открытия игр священный огонь был доставлен в Саппоро. Этот факт был увековечен штемпелем, датировавшим корреспон­денцию 29 января.

На снимке приведены два оттиска штемпелей, также относящихся к факельной эстафете. На одном из них изображены лыжник и пять переплетенных колец, на другом — факел в сочетании с эмблемой XI Бе­лой Олимпиады.

Плакатной броскостью отличается штемпель, воспроизводящий крупным планом композицию художника К. Наган — древний символ Японии (восходящее солнце), ритуальное изображение снежинки и традицион­ных олимпийских колец.

11 штемпелей вобрали в себя все разнообразие программы игр. Благо­даря четкому и лаконичному рисун­ку они, словно листки календаря, за­печатлели волнующие дни первой зим­ней Олимпиады на Азиатском конти­ненте. Символические фигурки  спортсменов переданы с документальной точностью. Особенно эффектно они выглядят на полях специальных поч­товых открыток, выполненных в еди­ном сюжетном ключе со штемпелями.

В течение 17 дней гасились почто­вые отправления из олимпийской де­ревня специальным штемпелем. Из­вестны 12 разновидностей его оттиска.

Оригинальные штемпеля к зимней Олимпиаде подготовили художники и граверы социалистических стран. В качестве основного элемента боль­шинства из них (ВНР, СССР, ЧССР) использовано изображение снежинки в интерпретации К. Наган.

Своеобразно подошли к олимпий­ской символике польские связисты, изготовив штемпель первого дня (12.1.1972 г.) с изображением пяти колец и виде... опорных колец лыжных палок.

...Мелькали в калейдоскопе Белой Олимпиады финальные поединки. И, как уже не раз бывало в спорте, зо­лотые медали вдруг завоевывали те, чьи имена до стартов не значились среди фаворитов. Победы их не ожи­дали, и они воспринимались как сенсация.

В этом отношении интересны два штемпеля, появление которых обусло­вил непредвиденный исход на трассе бобслея (между экипажами двухмест­ных саней) и лыжном трамплине Окурояма.

По ледяному желобу, оборудован­ному на горе Теине, в течение двух дней проносились спортсмены 6 госу­дарств. Трижды (из четырех заездов) быстрее всех преодолевали сложную трассу гонщики команды ФРГ-2 В. Циммерер и П. Утшнайдер, причем дважды устанавливая рекордное время.

Так вопреки табели о рангах они стали олимпийскими чемпионами. Почтовая администрация ФРГ отме­тила возвращение замечательных спортсменов на родину специальным штемпелем. В овальный контур его вписан текст: «Встреча олимпийских победителей. Ольштадт». В центре — символическое изображение двойки бобслеистов и эмблемы игр в Саппоро, чуть ниже помещена дата гашения (18.2.1972).

Любители спорта, вероятно, помнят, сколько веселых каламбуров вызвала фамилия олимпийского чемпиона но прыжкам на лыжах с большого трамп­лина. Но фортуна действительно улыбнулась своему «тезке» — поль­скому лыжнику Войцеху Фортуне, ко­торый только благодаря настойчивым просьбам журналистов был включен в состав олимпийской сборной. Когда молодой спортсмен  занял  шестое  место на 70-метровом трамплине Мияномори, многие решили, что он добился максимального успеха. Но поистине счастливой для прыгуна была дуга 90-метрового трамплина. Гигантский амфитеатр, расположившийся у горы приземления, затаив дыхание, следил за удивительным полетом В. Форту­ны. Приземлившись за красной чер­той, обозначающей границу безопас­ности, он завоевал золотую медаль, первую, полученную поляками па зим­них Олимпиадах, и сотую за все годы участия Польши во всемирных фору­мах спорта.

Оригинальный почтовый штемпель дополнил коллекцию наград героя Саппоро. Штемпель прямоугольной формы художник условно разделил на две части. Вверху — экспликация: «100-я олимпийская медаль». Под ней изображены парящий лыжник и древ­ний символ Польского государства. Текст, который затем следует, конкре­тизирует сюжет: «Войцех Фортуна. 11.2.1972» (именно в этот день был со­вершен победный прыжок). В нижней части штемпеля художник изобразил эмблему XI Олимпиады и разместил сведения о гашении «Познань 1.5.3.1972».

...Многочисленные выставки спор­тивной филателии, проводившиеся на протяжении всей весны в различных городах ФРГ, являлись предвестника­ми XX Олимпиады и задолго до нее настраивали мир на спортивное бес­покойство.

Почти каждой выставке сопутство­вало специальное гашение. Однако ри­сунки штемпелей не отличались разно­образием и знакомили коллекционеров только с названиями немецких горо­дов. Всем штемпелям была придана олимпийская окраска путем изобра­жения эмблемы игр и специального текста. В качестве иллюстрации при­ведены оттиски штемпелей Золингена (2-5.1972), Гамбурга (31.-5.1972), Киля (6-6.1972). Но наряду с обили­ем унифицированных штемпелей на некоторых выставках гашениям были присущи черты  индивидуальности.

Таковы, например, штемпеля вы­ставки «Олимпфила-72» (Гамбург) и 6-й немецко-французской выставки в Берлине.

У коллекционеров особый интерес всегда вызывают гашения, связанные с первым днем выпуска в обращение олимпийских почтовых эмиссий.

По-разному подошли мастера малой графики к определению содержания штемпелей, воплощению в зримых формах сущности гашения. Одни соз­дали их в строгом, академическом стиле, взяв за   основу олимпийскую символику. Характерны в этом отно­шении штемпеля Болгарии (25.VI. 1972 г.), ГДР (16.V.I972 г.). Сенега­ла (22 VII. 1972 г.). Другие абстраги­ровались от традиции, разнообразив сюжет элементами орнамента (Чехос­ловакия, Венгрия). Третьи мастерски изобразили  фигуры  спортсменов   (несколько в ином ракурсе, нежели они поданы на почтовых миниатюрах) в динамике спортивного действа (Фран­ция, Андорра).

Неповторимым оказался замысел связистов Голландии, выпустивших штемпель в виде... пяти переплетенных колец, образованных словами на немецком и английском языках. Почта ФРГ своими гашениями сосредоточи­вала внимание на олимпийских цент­рах: Мюнхене, Киле, Аугсбурге и других.

Познакомимся с некоторыми из них. 5 нюня 1972 года в почтовых окошках появилась очередная предолимпийская серия марок. Этот день был отмечен тремя штемпелями (Мюнхен 2, Киль 1, Бонн 1), рисунки которых дополняли сюжеты миниатюр. Так, Г. Халлер на марке достоинством 30 пфеннигов изобразила один из эпизодов борьбы в партере.

Оттиск штемпеля Боннского почто­вого отделения запечатлел другой ост­рый  момент поединка на ковре.

Марка номинальной стоимостью 35 пфеннигов знакомит филателистов с конструкцией швертбота У. Ван Эс­сена («Летучий голландец»),  входяще­го в олимпийский класс, а штемпель отделения связи города Киля — с од­номачтовой яхтой шведского конст­руктора Р. Сарби, швертботом «Финн».

На миниатюре 45 пфеннигов воспро­изведен элемент вольных упражнении. Другой вид мужского многоборья — упражнения на кольцах пропаганди­рует   мюнхенский   штемпель.

Спустя месяц почтовая админист­рация ФРГ вновь обрадовала коллек­ционеров, подготовив три штемпеля, отразившие спортивные сооружения Олимпиады. Они явились как бы про­должением серии штемпелей Обервизенфельда, вероятно, уже знакомых читателю («Олимпийская крыша». 4.11.1971 г. «Окончание строительства главной спортивной арены», 30. VI.1972 г. и др.). Следует отметить, что идея художника раскрывается в этих штемпелях с предельной лаконично­стью. Высокая плотина и быстрое те­чение, умело переданные штрихами, повествуют о трассе соревнований по водному слалому в Аугсбурге; пилоны и очертания акрилового козырька над Олимпийским стадионом еще раз на­поминают об архитектурной новинке Мюнхена; рисунок третьего штемпеля предвещает баталии на трассах Киля.

...28 июля 1972 года помыслы люби­телей спорта были обращены к Олим­пии. Туда же обратили свои взоры и филателисты: в этот день стартовала эстафета олимпийского огня.

Почти месяц продвигался факел по дорогам европейских государств. Пе­редаваемый из рук в руки, он пере­сек десятки населенных пунктов, вы­зывая спорадические гашения.

Трудно выделить среди них наибо­лее интересные. Почти каждый штем­пель является вполне законченным своеобразным видом художественного творчества и обладает своими до­стоинствами.

Так, очень впечатляет оттиск гре­ческого штемпеля (Олимпия. 28.VII.1972). Рисунки румынских гашений (Джурджу. 13.VIII.1972; Бухарест. 13.VIII.1972; Стамора Моравита. 17.VII.I972) хорошо дополняют почтовый блок и марку, посвященные эстафете.

Однако наиболее наглядно движение олимпийского огня отображено свя­зистами Болгарин.

Три штемпеля повторяют контурную карту НРБ, на которой точками отмечены места, где проводилось гашение. В тексте указаны не только названия городов и дата прохождения огня, но и дано точное время (например. Сол­нечный берег, 11 августа 1972, 11.00ч.).

Пылающий факел является одним из основных элементов польского штемпеля   (Варшава 1, 25.VIII.1972).

Но здесь коллекционерам следует помнить, что маршрут эстафеты через Польшу не проходил и к ней гаше­ние не относится. Оно вместе со штем­пелем «Варшава 1. 22. VIII. 1972» отме­чает перелет национальной команды в столицу XX Олимпиады.

Виды спорта пропагандировались штемпелями в период состязании. На­пример, футбол в Аугсбурге, Нюрнбер­ге, Ингольштадте, Пассау, Регенсбурге и в Мюнхене; гандбол в Гоппингене, Ульме, Воблингене, Аугсбурге, Мюнхене.

В пресс-бюро и в олимпийских де­ревнях (Мюнхен и Киль) также при­менялись спецгашения. Любопыт­но, что в день открытия игр почтовой службой олимпийской деревни в Мюн­хене было отправлено 185 тысяч пи­сем и почтовых карточек, погашенных штемпелем первого дня.

В период игр большое распростра­нение получил специальный календар­ный штемпель круглой формы, со­держащий в качестве лейтмотива да­ты «26.8-10.9.1972», изображение эмб­лемы и текст: «Мюнхен 2, Олимпий­ские игры».

Ежедневно менялись цифры в ниж­ней части штемпеля (как обычно, в любом почтовом отделении). Попутно для любителей филателии в обраще­нии находился штемпель «Олимпия. Филателия»  (узел связи тот же).

«Штемпеля спортивного года». В.  ФУРМАН. «Филателия СССР». 1973. №6

© 2020 КЛУБ СПОРТИВНОГО КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЯ

^ Наверх