Спустя почти два года после второй Олимпиады второй половины XX века почта Доминиканской республики пустила в продажу очередную марочную серию по случаю мельбурнских Игр. Эта большая сенсация, прилетевшая из крохотного островного государства в западной Атлантике, взбудоражила олимпийских коллекционеров мира, которые уже подвели итоги олимпийского 1956 года. А из Санто-Доминго, где 26-й год правил престарелый диктатор Трухильо, вскоре поступил умиротворяющий сигнал для разъяренных плодовитостью республиканской почты: октябрьская олимпийская серия – последняя, сюрпризов больше не будет.

 


Марки серии обезображенные надпечаткой по случаю Панамериканских игр

 

Доминиканская эпопея, ставшая одной из самых грязных и самых скандальных в истории олимпийской филателии, началась в конце первой недели 1957 года, когда почтовики из Санто-Доминго пустили в оборот серию «Чемпионы Олимпийских игр 1920–1952 годов». За полный комплект из восьми марок, двух блоков, зубцовых и беззубцовых, да этих же выпусков с надпечатками не каждый коллекционер смог выложить кругленькую сумму.

 


Марки серии на которых олимпийские кольца «запечатаны» надпечаткой в честь основателя скаутизма

 

Вторая серия, появившаяся через полгода и представлявшая победителей олимпийского Мельбурна, была еще более разорительна для коллекционеров. Полный комплект составляли опять-таки 8 марок, зубцовые и беззубцовые парные блоки в трех вариантах – с изображением олимпийской медали, олимпийского флага и доминиканского флага. А когда началась охота за этими «сокровищами», то выяснилось: блоки третьего варианта изъяты из продажи ввиду неверной цветовой гаммы национального флага. Тем не менее в продажу попало около двух сотен парных блоков варианта со злосчастным флагом.

 


Блоки с надпечаткой «Звезда Давида»

 

К концу того же послеолимпийского года во славу чемпионов Мельбурна доминиканцы изготовили и запустили в продажу третью серию. И коллекцонеры вновь пустились на розыски восьми марок и двух блоков, но с новыми надпечатками, не имевших отношения к минувшим Играм.

Наконец, почтовые пираты, собравшие добычу за три выпущенные серии, принялись за очередное ограбление коллекционеров, выпустив в 1958 году четвертый аналогичный комплект. А вдогонку ему издали ту же серию с надпечаткой в честь Международного геофизического года.

Итог доминиканской послеолимпийской операции – 32 марки и 8 блоков, не считая беззубцовок и выпусков с надпечатками. Этот бурный поток был привлекателен внешне – цветаст и разноформатен. И удручающ одновременно: прямоугольные, треугольные и ромбовидные марки приспособили для фотографий чемпионов.

А мировые знаменитости, понятно, сделали сериал ажиотажным, хотя олимпиоников даже не поставили в известность, что их изображения и имена появятся на марках.

Между тем, если верить чемпионским маркам доминиканского производства, то на летних Олимпийских играх 1956 года побеждали англичане, итальянцы, новозеландцы, японцы, немцы, французы и американцы. Прежде всего американцы, которым посвящено восемь миниатюр из 32 изготовленных. Но в доминиканской галерее нет ни одного спортсмена той страны, которая на зимних и летних Играх одержала безоговорочные победы. И филателистические комментаторы Западного полушария в том не увидели ни дискриминации советских атлетов, ни очевидной приметы «холодной войны» в сфере филателии.

Доминиканские почтовики отменно выполнили политический заказ из Вашингтона. Их побранили лишь за спекулятивность выпусков. Характерный пример реакции на южноамериканских марочных киллеров – возмущение итальянского журнала «Спортфила», который писал: «Позорная спекуляция! Эти действия угрожают гибелью филателии из-за непродуманных выпусков, приводящих к грязной спекуляции и вызывающих отвращение у филателистов».

Однако про «непродуманность выпусков» итальянцы погорячились напрасно. Финансовый риск почты Доминиканской республики был ничтожным. Потеря репутации ей не грозила: нельзя же потерять того, чего не имеешь.

Диктаторский режим принес республике сомнительную честь – стать первой в мире страной, не участвовавшей в Олимпийских играх, но выпустившей олимпийские марки.

И последнее о «непродуманности выпусков». Как выяснили филателистические исследователи Федеративной республики Германии Г. Шмидт и Г. Шнейдер, часть выручки от пиратских серий государственной почты пошла в персональную казну 67-летнего диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, а точнее – на оплату развлечений одиозного правителя, который был убит три года спустя.

«Подарок диктатору».  Б.А. Базунов. «Спорт для всех». 2009, №427

 

© 2020 КЛУБ СПОРТИВНОГО КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЯ

^ Наверх