Восьмой Белой Олимпиаде в калифорнийском Скво-Вэлли только две страны салютовали олимпийскими марочными выпусками – США и СССР. Почта страны-хозяйки зимних Игр в пяти городах пустила в обращение четырехцентовую марку-одиночку, подготовленную художником из Нью-Йорка Эрвином Метцлом и растиражированную в 124445500 экземплярах. А советский маркоиздатель взял свой первый олимпийский зимний старт. Пятимарочная серия московского художника Романа Житкова, дебютанта на поприще спортивной графики, представляла олимпийцев, на которых надеялась страна.

И оба выпуска оказались вещими. На исходе Игр первые два места на медальном пьедестале заняли национальные сборные СССР и США. Потому не лишне напомнить об олимпийских вершинах праздника зимнего спорта, устроенного на дне высокогорной Долины индианок.

 


Марка США – вестница зимнего праздника в Скво-Вэлли

 

Экзотически звучавшее название столицы Игр – Скво-Вэлли – завораживало не только олимпийцев. Для местных жителей оно складывалось из двух слов: «скво» – по-индейски «женщина», а «вэлли» – по-английски «долина». Женскую долину рекламщики превратили в Долину индианок.

О существовании затерянного в горах Сьерра-Невада местечка не ведали и сами американцы. По их представлениям, долина расположена то ли в штате Невада, то ли в соседней Калифорнии. Знающие же люди ориентировались просто: ищите на карте озеро Тахо, а от него до долины – около семи миль.

Когда-то в долине дымили костры индейцев, ставивших в горах свои вигвамы. Столетия назад из Америки и Европы нагрянули туда бледнолицие искатели серебра. Да не нашли драгметалла. Однако индейцев изгнали с их земель, загнав в резервации. После «серебряной лихорадки» началась другая – лыжная. Некто Александр Кашинг, делец из Нью-Йорка и большой любитель горных лыж, купил Долину индианок, а затем открыл там горный курорт. Вскоре он возмечтал пригласить в свою долину Белую Олимпиаду. Заручившись согласием властей Калифорнии, которые субсидировали ему миллион долларов, Кашинг отправился в турне по Центральной и Южной Америке, где приобретал поддержку олимпийских деятелей ряда стран. Однако для многих осталось загадкой, как делец из Нью-Йорка сумел уговорить членов МОК, собравшихся в июле 1955 года в Париже на 51-ю сессию, проголосовать за Долину индианок как место зимних Олимпийских игр 1960 года.

Долина в кольце скалистых гор Сьерра-Невада была прекрасна. Однако на горбатом дне ее – длиной 3,5 километра и шириной 800 метров – не было ни одного спортивного сооружения. Все же хозяину долины удалось убедить олимпийских маловеров, что отсутствие арен – огромное преимущество: значит, надо построить современный спортивный город. И его построили в американской глухомани – в пяти с лишним тысячах километрах от Нью-Йорка.

 


Марка-одиночка хозяев Игр на официальном конверте первого дня

 

Открытие восьмого зимнего олимпийского праздника не обошлось без сюрпризов. В будничный четверг 18 февраля циклон накрыл Скво-Вэлли снегом по самую макушку. Из-за заносов на дорогах церемонию отложили на четверть часа – ждали прибытия вице-президента США Ричарда Никсона. Прибыв на ледовый стадион, он произнес ритуальную фразу. Нарушение олимпийского протокола, согласно которому открыть Игры доверено главе государства – президенту Дуайту Эйзенхауэру, больно ударило по самолюбию президента МОК Эвери Брендэджа, гражданина США.

В марш-параде делегации СССР и США шли друг за другом, замыкая шествие тридцати олимпийских наций. Завершился олимпийский пролог представлением, постановщиком которого был создатель легендарного фильма «Белоснежка и семь гномов» Уолт Дисней.

За одиннадцать олимпийских дней гости вкусили немало сюрпризов от хозяев Игр. Впервые в истории спортивные арены были вознесены на высоту 1889 метров над уровнем моря. Впервые участникам предоставили олимпийскую деревню. Впервые в соревновательную программу были включены мужской биатлон и женский скоростной бег на коньках. Однако впервые были исключены гонки бобслеистов: организаторы не захотели строить дорогостоящие трассы. Впервые для подсчета результатов применялись электронно-вычислительные машины. И впервые на церемонию награждения чемпионов и призеров созывали звоном колоколов электронного органа.

 


Первая советская серия в честь зимних Игр, погашенная штемпелем первого дня на фирменном конверте
газеты «Советский спорт».

 

И у зимних Игр-1960 была еще одна – особая – примета: не впервой победила сборная СССР в общекомандном первенстве. И вот ее семь главных – золотых – вершин. Это – две победы на конькобежном овале 29-летнего старшего лейтенанта Советской Армии Евгения Гришина, повторившего свой подвиг четырехлетней давности на «пятисотке» и на «полуторке». Это – два выдающихся забега – на 1500 и 3000 метров – на той же дорожке с искусственным льдом 20-летней выпускницы Челябинского пединститута Лидии Скобликовой. Это – победный дебют еще двух конькобежцев: московского техника-электрика Виктора Косичкина, овладевшего золотой медалью на дистанции 5000 метров в день своего 22-летия, и преподавательницы из Рязани Клары Гусевой, непревзойденной в беге на 1000 метров. Это – триумфальная лыжная гонка на 10 километров, после которой весь пьедестал заняли ленинградка Мария Гусакова с москвичками Любовью Барановой и Радьей Ерошиной.

Для полнейшей и рекордной победы на восьмой Белой Олимпиаде не доставалось восьмой вершины – хоккейной. Однако сборная СССР не смогла повторить фурор 1956 года, когда на итальянском курорте Кортина д'Ампеццо команда-дебютант положила на лопатки родоначальников хоккея и была провозглашена чемпионом.

Драматично сложился турнир для подопечных Анатолия Тарасова. Обыграв в предварительном раунде команды Германии (8:0) и Финляндии (8:4), в финальной стадии советская сборная стабильной игры не показала: после победы над чехословаками (8:5) ударились о «шведскую стенку» (2:2), а оба ключевых матча – против американцев (2:3) и канадцев (5:8) – сдали. И сборная СССР на втором своем олимпийском турнире получила первую «бронзу». Победу же праздновали американцы.

Тем не менее хоккейная драма на «Айс-арене» не поколебала общекомандного лидерства советской делегации. Ее олимпийский багаж оказался повесомей, чем четыре года назад: в Скво-Вэлли – 21 медаль (7 + 5 + 9) против 16 медалей (7 + 3 + 6) в Кортина. Хозяева заняли вторую строку в списке стран-лидеров с десятью медалями (3 + 4 + 3), оставив позади Объединенную команду Германии (4 + 3 + 1).

Разве не такой исход спортивного противостояния в Долине индианок предвещали выпущенные в день открытия Белой Олимпиады-1960 почтовые марки – первая зимняя олимпийская серия СССР и не очень-то щедрый выпуск США?

Однако следует до конца сказать всю правду по поводу филателистических посвящений этим Играм: оба выпуска – и американский, и советский – небезупречны. Почта США посрамила себя тем, что в марочном тексте назвала место олимпийской встречи не городок Скво-Вэлли, а весь штат Калифорния. Почта же СССР допустила непростительную бестактность по отношению к пятиколечному символу: «зачеркнула» его римской восьмеркой, напечатанной поверх олимпийских колец. И, выражаясь футбольным языком, поединок почтовиков разных континентов на поле олимпийской глупости завершился малопривлекательной ничьей.

«Вершины Долины индианок». Б.А. Базунов. «Спорт для всех». 2009, №430

© 2020 КЛУБ СПОРТИВНОГО КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЯ

^ Наверх