Четыре десятилетия прошло с тех пор, как появились первые советские марки со спортивными сюжетами. Одна­ко такое давнее событие, как выпуск марок к Всемирной Спартакиаде, продолжает вол­новать коллекционеров своей малоисследованностью.

В августе 1928 года на IV Всемирном конгрессе ра­бочих спорторганизаций в Москве было вынесено реше­ние: в течение ближайших лет провести в столице СССР ми­ровую Спартакиаду.

Прокомментировать события тех дней я попросил И. А. Жолдака, бывшего се­кретаря исполкома Спортинтерна, (КСИ) ныне преподава­теля Института иностранных языков имени М. Тореза.

— В жизнь и быт советских людей тридцатые годы, напол­ненные романтикой героичес­кого труда и открытий, вор­вались вместе с крылатым лозунгом «Время, вперед!», — вспоминает И. А. Жолдак. — Энтузиазм, охвативший массы, ощущался и на спортивных площадках. Спартакиада

1933 года готовилась как оче­редная Всесоюзная и 1-я Все­мирная. Предполагалось, что в Москве соберутся представи­тели всех народов и Спарта­киада даст зарубежным рабо­чим наглядное представление о том, как выполнялась пятилетка и какую роль в ней сы­грала физическая культура.

Центральную часть праздни­ка намечалось провести на но­вом гигантском стадионе, строительство которого было намечено в районе Измайлова.

23 сентября 1931 года про­токолом № 17 Президиум ЦИК СССР утвердил решение Всесоюзного совета физичес­кой культуры (ВСФК) о прове­дении в Москве в 1933 году мировой Спартакиады.

Словно предвидя мой во­прос, Иван Афанасьевич гово­рит:

— Подготовительный период начался с методико-технической конференции КСИ, сос­тоявшейся в июне 1932 года, на которой, в частности, было указано на необходимость издания агитационно-пропаган­дистской литературы, листо­вок и плакатов, почтовых ма­рок и значков...

Надо сказать, что именно И. А. Жолдаку принадлежит идея выпуска специальной се­рии знаков почтовой оплаты, которую он высказал на од­ном из заседаний ВСФК.

— Дело в том, что к бер­линской Спартакиаде 1931 года было подготовлено множество открыток, виньеток и знач­ков,— поясняет мой собесед­ник.— Все эти предметы кол­лекционирования пользовались большим спросом и быстро ра­зошлись. Нам был преподан наглядный урок, какие огром­ные возможности пропаганды и финансирования таятся в произведениях графики малых форм. К тому же за рубежом находилось в обращении мно­го спортивных марок, а совет­ских среди них не было...

В середине 1932 года стало очевидно, что провести Все­мирную Спартакиаду в перво­начально запланированные сро­ки не удастся. Она была пе­ренесена на 1934 год. Одно­временно ВСФК обратился в Совет содействия выпуску зна­ков почтовой оплаты при Газетно-почтовом управлении На­родного комиссариата связи СССР с предложением создать специальную серию марок. Предложение было одобрено и принято. В № 8—9 журна­ла «Советский коллекционер» за 1932 год опубликован «Пятилетний план выпуска знаков почтовой оплаты», в котором под датой «1934» пунктом шестым значится: «Серия ма­рок в ознаменование Всемир­ной Спартакиады». Этим и объясняется наличие даты на пробных выпусках. Миниатюры отпечатаны фототипией на бу­маге с водяным знаком «ко­вер». Размер рисунка (по рам­ке)— 36х36 мм. Зубцовка линейная 10½.

 

 

Разговаривая с И. А. Жолдаком, я поинтересовался исто­рией рождения сюжетов, по­казал ему марки, нарисован­ные В. В. Завьяловым.

— Обсуждая тематику ма­рок в ВСФК, мы рекомендо­вали обязательно показать футбол, конькобежный спорт и передать идею комплекса ГТО. Остальные сюжеты автор создал самостоятельно.

Естественно, возникал во­прос: почему именно эти ви­ды спорта?

К тому времени выросла по­пулярность советских спортс­менов. Большая заслуга в этом принадлежала футболистам Москвы, Ленинграда и Харько­ва. Бывало так, что их фотографировали за рубежом част­ные лица, а затем распрода­вали карточки. Назрела необходимость иметь свой микро­плакат, свой сувенир. Снискал лавры нашему спорту и великолепный конькобежец Яков Мельников. Пропаганда ком­плекса ГТО была продиктована насущными задачами советско­го физкультурного движения...

Вновь сегодня говорить о достоинствах серии нельзя без риска повториться, оказаться в плену хрестоматийных оценок. Глядя на марки, ощущаешь, что автор понимал свою цель как необходимость в художест­венных образах выразить при­меты времени. И особенно хорошо это различимо на миниа­тюре, заключающей серию. Именно эта марка — своеоб­разный смысловой стержень выпуска. Ключ к пониманию ее замысла содержат пожел­тевшие страницы стенограмм выступлений руководителей физкультурного движения 30-х годов:

«Мы должны перестроить нашу организацию, т. е. пе­рейти на рельсы действитель­ной подготовки всесторонне развитого гражданина СССР, подготовки бойца для Красной Армии, подготовки лучшего ударника на производстве».

«Полная перестройка совет­ского физкультурного движе­ния на основе комплекса ГТО— одна из задач, которую мы должны провести в про­цессе подготовки к мировой Спартакиаде».

«... Во время мировой Спар­такиады организовать массо­вую сдачу норм на значок ГТО».

И наконец, один из лозун­гов: «Каждый участник миро­вой Спартакиады должен сдать нормы на значок «Готов к труду и обороне!».

Взгляните на марку. Шествие спортсменов - интернационали­стов возглавляет атлет с крас­ным знаменем. На майке во всю ширь груди выведено: «ГТО». За ним идут предста­вители зарубежных пролетар­ских спортивных организаций. Особый смысл заключен и в символическом изображении промышленного предприятия, которое служит фоном. Таким образом, автор обозначил те­му заводских спартакиад — «новую форму проведения тактики единого фронта в спорте», выдвинутую КСИ в связи с подготовкой к мировой Спартакиаде. Эта же тема впоследствии была использована художником И. Дубасовым на двух марках (дискобол и лыжник) спортивной серии 1938 года.

Сложность политической си­туации в Европе заставила от­казаться от московской Спар­такиады. Но марки, посвящен­ные ей, все же были выпуще­ны.

Сведения о дате выпуска се­рии весьма разноречивы. Так, «Липсия» (ГДР) и спортивный каталог И. Феради — Л. Штейнер (ВНР) указывают: 22 апре­ля 1935 года. Советские ката­логи датируют выпуск апрелем («Почтовые марки СССР. 1955 г.) и июнем («Каталог почтовых марок СССР. 1970 г.»).

 


Раннее почтовое отправление от 5 августа 1935 г. (Прим. Бордомыдова П.А,)

 

Автор этих строк изучил многие письма, франкирован­ные спартакиадными миниатю­рами. И вот что интересно: наиболее раннее почтовое об­ращение приходится на ноябрь 1935 года. Таким образом, можно предположить, что с момента подписания распоря­жения Наркомпочтеля № 823 от 17 июля 1935 года до фак­тической продажи марок про­шло некоторое время.

 


Пробная марка (справа) с датой «1934» вместо «СССР»

Чем же отличаются ориги­налы от пробных экземпляров? Во-первых, размером рисун­ка (40х40 мм), зубцовкой (лин. 14) и бумагой (плот­ной, без водяного знака). Во-вторых, надписью вверху ми­ниатюры (вместо даты повтор­но указано название страны). Часть тиража была отпечатана на белой бумаге, часть — на кремовой.

Закончить статью хочется об­ращением к читателям продол­жить это исследование, ибо ав­тор далек от мысли, что пол­ностью исчерпал затронутую тему.

«Пролог спортивной темы». В. Фурман. «Филателия СССР», 1976, №1

© 2020 КЛУБ СПОРТИВНОГО КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЯ

^ Наверх